Подумалось в след уже написанного – популярность американских “диванов” в большой степени обусловлена тем, что baby-boomers в ранней молодости обожали заниматься сексом в огромных старых автомобилях. При их тогдашней субтильности места в каком-нибудь древнем кадиллаке было чуть ли не столько же, сколько на King-size кровати.

Бумеры взрослели, но, как и у всех, ностальгия по большим машинкам у них осталась – не смотря на наличие уже настоящей кровати king-size и детей. Поэтому они продолжали покупать большие американские машины. Ну в самом деле – попробуйте в Хонде Цивик создать романтическую обстановку 🙂

Понятное дело, поскольку эти бумеры были намного более платежеспособны, чем их детки, то американские автопромышленники продолжали клепать двуспальные диваны на колесиках. Апофегеем стал, конечно, Хаммер. А тем временем молодежь активно покупала более дешевые и менее комфортные Тойоты, Ниссаны и Хонды.

Момент, когда у бумеров кончились деньги Детройт почувствовал и на него отреагировал. Стали появляться какие-то потуги на гибридные машины, попытки построить какие-то trendy cars, вроде Ford Flex, Chrysler Crossfire или Jeep Wrangler. Проблема в том, что Детройт пропустил момент, когда деньги появились у молодежи. И – вполне естественно – пропустил появление нового маркета. А когда за одни и те же деньги стало можно купить слегка подержанную американскую машину или новую японскую (да еще и качеством получше) – прагматичные детки проголосовали долларом против отечественного производителя. Единственным действительно trendy автомобилем у молодежи можно стало признать разве что Cadillac Escalade – да и тот погоды никак не делает, поскольку застрял глубоко в своей нише и выехать оттуда никак не способен.

Возвращаясь к выводам – выгнать директоров и дизайнеров, закрыть 80% идиотических брендов, переориентировать заводы на производство качественных, дешевых и экономичных машин.

Dixi.