Как многим известно, не смотря на кризис думать надо не только о настоящем, но и о будущем. По этой причине не всегда получается работать там, где платят больше – иногда приходится работать и там, где перспективы лучше. Как правило такие места отличаются не самой высокой зарплатой, зато большим количеством разнообразного контингента, наблюдая за которым и приобретаешь тот самый “бесценный жизненный опыт”.

Возьмем, к примеру, утро. Каждое утро я прихожу на работу и пока загружается мой компьютер (а поскольку настраивал его не я, то загружается он крайне медленно) иду наливать себе кофе в lunch room. Надо сказать, что в полном соответствии с режимом работы кофе у нас ходят пить волнами. Если кофе в машине иссякает и не находится ни одного нормального человека чтобы заново его заварить, то, понятное дело, определенное количество контингента остается кофейно-неудовлетворенными. После чего периодически нервно забегают в lunch-room проверить не сварил ли кофе кто-то добрый. Впрочем, иногда кофе заваривают специально обученные люди, но это случается весьма редко – у них и без кофе дел полно.

Тонкости заваривания кофе не всегда понятны простому большинству. Во-первых, в отличие от домашних кофеварок, в lunch-room кофеварка рассчитана на галлон с лишним жидкости. Соответственно одной пачки молотого кофе на такое количество воды – мало. Тем не менее товарищи, не знакомые с данной особенностью пребывания в большом коллективе, смело засыпают одну пачку и запускают машинку в работу. Во-вторых, в связи с большим объемом воды всегда рекомендуется дожидаться окончательного заполнения бака. В противном случае, товарищи, сливающие кофе до заполнения бака получают очень крепкий кофе в то время как опоздавшие имеют счастье пить “пишарц”. Ну и в третьих, правила человеческого общежития рекомендуют заваривать свежий бак, если вы слили себе в чашку последние остатки кофе из предыдущего бака.

Отработав в компании больше года подметил одну закономерность. Не смотря на разношерстную публику – тут у нас и китайцы, и индусы, и черные, и белые, и русские – скотами выступают исключительно две категории. Это китайцы, плохо говорящие по-английски (или удачно делающие вид, что не понимают по-английски) и потому не понимающие что им говорят подождать, а не ломится к кофеварке как в двери поезда метро на Canal Street. И вторая категория граждан – это совковая интеллигенция, радостно свалившая за колбасой в “эту сраную Америку”.

Важно, однако, понимать, что мои родители, например, тоже сваливали за колбасой, но во-первых они у меня ни разу не интеллигеция (отец – сапожник, мать всю жизнь проработала на лакокрасочном заводе), а во-вторых поехали уже тогда, когда жрать совсем стало нечего, а едиственное место где можно было погреть ноги – это в электропечке (и то с трудом, потому что на 150 вольтах в розетке вместо заявленных 220 грела она хреново). Тем не менее, не смотря на очевидную бездуховность в моей семье, меня (что странно) приучили мыть руки после сортира (тоже давно замечено – не всякий совковый интеллигент, обремененный думами о высоком, помоет руки в туалете), есть ножом и вилкой и с закрытым ртом (не у всех интеллигентов замечена способность жонглировать всеми тремя) и убирать за собой (опять же – жизненный опыт указывает, что не всякий интеллигент станет обременять себя сливанием своего говна в сортире).

Приходя на работу в одно и то же время (как раз когда спадает очередная волна ) я часто завариваю свежий кофе. В процессе варки (если не изменяет память – 4 минуты 30 секунд) попадается от двух до десяти человек, пытающихся налить себе кофе. Практически все, за исключением перечисленных выше двух категорий, прекрасно понимают просьбы подождать.

Догадываюсь почему не понимают неграмотные китайцы – в стране с таким количеством бедного (пока еще) населения не принято ждать, можно и голодным остаться. Почему не понимает хорошо образованная совковая интеллигенция – понять затрудняюсь. По-видимому мешает.