Текст под катом есть смысл читать тем, кто в курсе про игру . Остальным может быть непонятно 🙂

Ловля на живца

– Ты понимаешь, не может он быть прозрачным. Просто не может! – донесся через закрытую минуту назад дверь голос кипятившегося Валерки.
– Ну слушай, мужики же видели! – басовито урчал Сережа.
– Мало ли чего они видели. Ты им еще пару бутылок своей бодяги подкинь – у них сам Иисус Христос пробежит, в спортивных трусах и в адидасах на босу ногу.
– Ну почему? Мутация какая-нибудь, забрел пьяный сталкер в аномалию, полные карманы артефактов – хлобысь и стал человек-невидимка.
– Ага, а щупальца изо рта – это однозначное свидетельство того, что вчерашняя консерва была из тунца. Или “Козаков” он закусывал креветками.
– Ну… – снова басовито заурчал Сережа… может у него эта… зеркальная болезнь… я в кино видел.
– Ага, – язвительно отозвался Валерка, – бегает с перекошенным лицом, потому что с будуна себя в зеркале увидел. Прям как наш прапорщик 9-го мая.
– Ну как-то же он получается невидимым?
– Понимаешь, Серега, есть такое свойство у некоторых организмов – мимикрия, она вроде камуфляжа. Подстраивает цвет шкуры под цвет окружающей среды. Вот вы с прапорщиком когда напьетесь и падаете на пол – у вас сразу мимикрия включается: становитесь цвета пола, серые такие и грязные, иногда еще в блевотине. Но если с другого боку посмотреть – то вроде ничего так мужики, с каждым договорится можно. Так и с кровососом – надо на него просто с другого бока посмотреть.

Майор Петренко тихонько вздохнул. Понабирают всяких, которые вместо того, чтобы взять автомат и идти выполнять задание – начинают рассуждать, задавать вопросы. Эх… уж лучше было, когда надо было просто воевать – пусть даже со скотиной прапорщиком, который неизменно воровал стратегические запасы спирта, которые тогда еще старший лейтенант Петренко вместе с фельдшером припрятывал в разных скромных местах от инспекций. Впрочем, Петренко знал что лукавит – Валерка Попов был его самым смышленым лейтенантом, не раз выручавшим сослуживцев как в серьезном переплете в Зоне, так и в бюрократических пертурбациях. И если Попов вцеплялся в какую-то идею, то обычно бывал прав – ну или оказывался достаточно близко к правде, чтобы потом одним своим видом показывать «А я предупреждал».

Вчера, в половине восьмого утра, майора Петренко взъерошенный дежурный застал висящим на турнике. Майор в целом вел здоровый образ военной жизни понимая, что одно дело – сидеть в Киеве в министерстве и быть на побегушках у какого-нибудь министра обороны. Там да – можно и животик отрастить, и даже женится. Другое дело – командовать “батальоном оперативного реагирования” при зоне аномального воздействия, или сокращенно – БОР. При батальоне имелись, понятное дело, несколько БТРов, которые весельчаки мгновенно прозвали “бор-машины”, потому что механики с утра их прогревали, оглашая окрестные леса ревом моторов, но сами машины никуда не выдвигались. Передвижение по Зоне осуществлялось исключительно пешим ходом, поэтому полковое начальство радостно оторвало почти всё остальное движимое имущество, официально заменив его на усиленный продпаек. В реальности же батальону сливали гигантские запасы армейской тушенки, заготовленной еще при царе Горохе. Тушенку Петренко, потрясенный столь нежной заботой начальства, быстренько наловчился сбагривать местным через несколько устоявшихся сталкерских торговых точек, оставляя в закромах батальона только самые свежие партии.

Задача у батальона была классическая – держать и не пущать: людей в Зону, а Зону к людям. Разумеется, Петренко прекрасно понимал, что ни сил батальона, ни всех Вооруженных Сил Украины не хватит, чтобы сдержать наплыва посетителей. С другой стороны, не смотря на это, майор исправно докладывал о предпринимаемых рейдах, об израсходовании боеприпасов и ГСМ, достаточно своевременно получал запрошенное восполнение расходов и считал свою задачу выполненной. Тем не менее, он понимал, что такое положение ничего не делания не могло продолжаться до бесконечности. Увидев взъерошенную физиономию дежурного по роте связи он понял, что отдых закончился.

Приказание (напрямую от замминистра обороны, между прочим), гласило оказать всемерную помощь международной группе ученых, которые выдвигались в Зону в районе ответственности Петренко. Ученые были все сплошь из стран бывшего капиталистического лагеря, за что были традиционно ненавидимы озверевшими от пропаганды российскими соседями Петренко. Одно только это обстоятельство было уже достаточной причиной, чтобы идти через украинский кордон – кому охота доверится проводнику, который не испытывает к тебе теплых чувств? С другой стороны – и Петренко был в этом уверен – проход через украинскую часть Зоны обошелся ученым заметно дешевле, и это не смотря на то, что те, кто принимал решение пропустить ученых обогатились значительно основательнее своих российских коллег.

К середине дня Петренко определился с числом прибывающих, их размещением и предполагаемым маршрутом первой экскурсии. К вечеру, приняв и разместив гостей, Петренко вызвал самого головастого командира взвода, младшего лейтенанта Валерия Попова приказал ему выделить одно отделение для постоянного сопровождения гостей. Смекалистый лейтенант сам вызвался командовать отделением при перемещениях в Зоне.

В соответствии с планом мероприятий группа осмотрела Кордон, познакомилась с парочкой сталкеров (Попов лично отбирал кандидатуры, пригрозив, что если кто-то что-то ляпнет лишнее, то он самолично болтуна слепым собакам скормит), поохотилась на диких кабанов. Следом сходили на Свалку, где их сдуру обстреляла банда каких-то заблудившихся бандитов-одиночек. Попов, удивившийся такой дури вне всякой меры, даже не стал ввязываться в перестрелку, а просто приказал дать пару залпов из всех пяти подствольных гранатометов отделения по кучке бетона и арматуры, за которой пытались укрыться бандиты. Когда бетонная пыль осела оставшаяся в живых пара заезжих сявок уже ползла на коленях к Попову с просьбой взять их к себе домработницами, посудомойками, полотерами или просто декорациями пейзажа за окном – только не обстреливать больше из тяжелой артиллерии.

На пятый день группа Попова с иностранными учеными добралась аж до дикой территории, причем Попов так аккуратно обошел известный бар «100 Рентген» и базу Долга, что ни один из ученых даже не заподозрил что до ближайшей выпивки, закуски и прочих благ цивилизации рукой подать. Все были уверены в том, что ушли от цивилизации хрен знает куда и вообще уже подбираются к истокам Амазонки. На дикой территории они и встретили кровососа.

В принципе военные, как и ученые, разумеется, знали, что кровососы существуют. Солдатам показывали, что это мутировавший человек, которого точно так же берут пули, гранаты и нож. Проблема заключалась в том, что мало кто из видевших кровососа вблизи доживал до того, чтобы про него рассказать. Кровосос охотится один, реже вдвоем, и нападает за счет огромной скорости и гиганской физической силы. Проще говоря, убить его можно было только подкараулив издалека. Однако, тут вступала в дело мимикрия. То ли Сережа был прав и несчастный сталкер, давший начало популяции кровососов, угодил с бодуна в аномалию действительно обожравшись хамелеонов с кальмарами, то ли еще что-то, но издалека кровососа увидеть было практически невозможно. По рассказам выходило что кровосос умел делаться прозрачным, но как именно он это делает понять было тяжело, потому что живой кровосос не настроен на дружеское общение, а от мертвого ответа не добъешься.

Единственный, кто видел кровососа вблизи (и кому ученые до сих пор благодарны за первое сравнительно целое тело кровососа) был старшина второго взвода Кривошей, который во время рейда к Агропрому отошел по малой нужде. На животе у него висел РПК с дисковым магазином на 75 патронов и когда в пяти шагах перед Кривошеем прямо из ниоткуда материализовался двухметровый монстр с распростертыми ручищами и щупальцами вместо рта старшина от испуга онемел, присел и выпустил в кровососа все 75 патронов не застегивая ширинки. Как рассказали потом ученые, пулеметчик просто развалил тело кровососа пулеметной очередью напополам, практически искрошив позвоночный столб в мелкую пыль. Очень жалели, что от позвоночника почти ничего не осталось, вроде как существует теория, что у кровососа именно он отвечает за мимикрию. Голова, впрочем, сохранилась и ученых это очень обрадовало. Что именно они из этой головы извлекли – не сообщалось, однако подпоенный Поповым с целью выведать последние новости науки лаборант икая и подмигивая окосевшим глазом рассказал, что если “это” получится, то ученым удасться собрать бронежилет-невидимку. Впрочем, в скором времени ученые собрали манатки и переехали в какое-то еще более секретное место, поэтому бронежилет-невидимку, как и слова пьяного лаборанта, Попов благополучно выкинул из головы.

Увидев смутную тень, скользнувшую мимо проволочного забора, Попов на мгновение вспомнил о пьяном лаборанте и его неразборчивом бреде. Впрочем, если трупы тех бедолаг, что Попов находил в Зоне были хоть каким-то показателем, то бронежилет кровососу вообще не помеха. Разве что Скат-9…

– Всем на землю, Иванов и Голубчик – на фланги, Семенов – тыл, Гузель и Чан – ко мне! Смычко – играй на радио, Сидоров – детектор на полную мощность, цель где-то у забора.
Ученые бухтя повалились на землю, судорожно доставая оружие. Не перестреляли бы друг друга, подумал Попов, и тут же рявкнул – Всем заткнуться и слушать!
Постепенно отстроив слух от недовольного сопения светил западной науки (а хоть бы и свои были – помирать из-за них Попов ни разу не собирался) и тихого бормотания Смычко в ларингофоны (специально в свое время приспособились, чтобы не говорить во весь голос), Попов прислушался. Вроде все тихо… стоп! Вон там, ближе к бетонной колонне что-то такое… Послышалось утробное урчание, как будто у кого-то бурлил живот. Жрать хочет, догадался Попов. Легкая рябь не давала уловить контуры сетки забора, поэтому зацепившись взглядом за бетонный столб лейтенант медленно обшаривал каждый сантиметр вокруг. Урчание повторилось еще раз, послышалось несколько тяжелых быстрых шагов, какая-то тень метнулась от одного столба к другому. Снова урчание, на этот раз вроде ближе.

– Серега,- прошептал Попов подползшему Гузелю, – он там возле забора. Я его слышу, но не вижу.
– Так может гранатой его? – так же шепотом спросил Серега.
– Нельзя, слишком близко, может нас задеть осколками, пока отбегать будем он двадцать раз нас со спины догонит. Чан?
– Тут, лейтенант.
– Сбрось с себя все, кроме автомата и магазинов. Бегать будем.
– Лейтенант, ты это… в своем уме?
– Да не дрейфь, мы его напугаем, он и уйдет.
– Лейтенант, ты Серегу сколько глистами не пугай, а он консерву не отдает. А этот – он хуже Сереги, точно тебе говорю.
– Отставить обсуждать приказы. Делай как я сказал, – и Попов первым начал стаскивать с себя рюкзак и отцеплять с пояса гранаты.
– Сумасшедшый ты, командир. И затеи у тебя такие же.
– Ты не отвлекайся, он уже еще одну перебежку сделал. Еще пара столбов и ему до нас реально рукой подать будет. А руки у него длинные, не чета твоим.

Чан дрожащими руками стащил с себя свой рюкзак, распихал по бронику не два, а целых шесть магазинов, подумал, потом засунул руку в рюкзак и вытащил оттуда какой-то жуткого вида пистолет, в котором Попов с трудом признал Песчаный Орел, замотанный в какую-то тряпку.

– Это тебе зачем? Надеешься кровососа до смерти напугать?
– Это мне. Если… ну, сам понимаешь, если что случится.
– Тьфу, дурак. Брось эти два килограмма железа, тогда точно ничего не случится.
– Не, лейтенант. Я тебя жизни не учу, ты меня умирать не учи.

Попов махнул рукой и повернулся к ученым. Не смотря на смертельную опасность, которая с каждой минутой рычала все ближе те выглядели больше удивленными, чем испуганными.

– Значит так. Всем лежать что бы не случилось. Может получится так, что мы будем стрелять в вашу сторону, поэтому вдвойне важно – лежать, не поднимая головы! Не поднимать головы, я сказал! Иначе в ней кроме мыслей может появится лишний свинцовый груз, а нам этого хотелось бы избежать. Понятно, господа ученые?

Не дожидаясь ответа Попов повернулся обратно к Чану.

– Значит так, по моей команде ты бежишь вдоль забора. Стартуй не быстро, мне нужно чтобы он обратил на тебя внимание. Может, даже дернулся погнаться. Не боись, – Попов наклонился еще ближе к Чану, – ты на вид не вкусный, он отвлечется на тебя на пару секунд, не больше. Твоя задача – добежать до насыпи, залезть на вагон, который понравится, и прикрывать нас сверху.
– Понял, лейтенант.
– Серега, возьми РПК и гляди в оба вот на этот столб…
– Он что, уже там?
– Нет, но он там будет – по моей команде. Когда мы с Чаном разбежимся, ты его должен увидеть. Как увидишь – гаси его сразу, нас не жди. Понял?
– Так точно!
– Внимание! Чан… пошел!

Маленький Чан вскочил на свои немного кривоватые ноги, и удивительно плавно рванул к вагонам. Как и ожидал Попов, кровосос недовольно рявкнул, обозначив таким образом довольно точно где находится. Вскочив на ноги, Попов рванул по диагонали в противоположную сторону. Кровосос, разъяренный тем, что его еда разбегается прямо из-под носа, взревел в полную силу. На какое-то мгновение на фоне качающейся листвы явственно проступил силуэт мускулистого тела, какого-то пепельно-серого цвета кожи, потом все потускнело.

Гузель, увидев цель в непосредственной близости, вскочил в полный рост и стал частыми короткими очередями бить в то место, где только что был кровосос. Судя по звукам он даже попал пару раз. Кровосос, воя от боли, рванулся к Сереге.

В этот момент с двух сторон в него без промаха ударили две короткие автоматные очереди. Кровосос вздрогнул, скрючился, теряя и теряя прозрачность, проявляясь на фоне листвы как отпечаток на фотобумаге. Длинная третья очередь, целиком пришедшаяся в правый бок, опрокинула кровососа на землю. С длинным тяжелым булькающим воем он повалился на землю, пару раз перекатился и замер.

Серега, с видом Александра Македонского только что сокрушившего последний бастион сопротивления, подошел к трупу и ткнул его горячим стволом пулемета.

– Дохлый! – Серега радостно поднял голову и увидел улыбающегося Попова, который как ни в чем не бывало осматривал окрестности. – Командир, как это ты его так?
– Я же говорил – надо на него с другой стороны посмотреть, – ответил Попов. У него та сторона, которая обращена к потенциальной жертве мимикрирует очень быстро, поэтому он может почти в упор подобраться. В то же время с другой стороны у него мимикрия отсутствует, судя по всему организм просто не справляется с изменением состояния такого количества меланина в коже. Поэтому сбоку он выглядел очень даже презентабельно. А с такого растояние попасть в двухметровую ростовую фигуру не слишком сложная задача.
– Лейтенант, а откуда ты знал что он не рванет за тобой или за мной? – спросил подошедший Чан.
– Ну, это просто. Серега самый здоровый, а значит – самый вкусный. Если есть выбор гнаться только за одной банкой консервов, то есть смысл гнаться за самой большой, чтобы наверняка наесться.
– Так это я тут у вас что –  в качестве приманки был?! – разъяренный Сергей Гузель, размахивающий руками, был неуловимо похож на атакующего кровососа – Устроили тут охоту, понимаешь!
– Ну как тебе сказать,- задумчиво сказал Попов, – считай что да. Знаешь сказку про червяка на рыбалке?

(С) 2009 Влад Грубман. При перепечатке ссылка на www.bukv.net обязательна.